WWW.VALEEV77.RU | г. Москва, Бескудниковский б-р, д. 6, к3
Звоните в любое время!
Защита по уголовному делу о разбое в составе группы лиц
г. Москва, 2012 г.
Резюме

31 июля 2012 года СЧ СУ УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве было возбуждено уголовное дело в отношении Ш., В. Р. Ю. и К.В.В. по ч.3 ст.162 УК РФ (Разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище; наказание – от 7 до 12 лет лишения свободы).

С самого начала предварительного следствия, адвокат по уголовным делам аргументировано требовал изменить квалификацию на ч.2 ст.163 УК РФ (Вымогательство, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере;  наказание – от 0 до 7 лет  лишения свободы). Далее, по требованию прокуратуры к обвинению в «разбое» было добавлено обвинение в «вымогательстве».

Несмотря на это, выбранная позиция твердо отстаивалась уголовными адвокатами и подсудимыми в Перовском районном суде г. Москвы в Перовском районном суде г. Москвы. В результате, судом были отвергнуты доводы стороны обвинения и принята позиция стороны защиты. 

13 декабря 2013 года подсудимым было назначено наказание по 3 года лишения свободы каждому. Данный приговор благополучно вступил в законную силу.

Позиция обвинения

31 июля 2012 г., в Лефортовское отделение №6901 Московского банка ОАО «Сбербанк России», расположенного по адресу: г. Москва, ул. Новокосинская, д. 23,, вошла потерпевшая Ш1., обратившаяся к ведущему специалисту банка по обслуживанию частных лиц, с просьбой обналичить с её сберегательной книжки денежные средства в размере одного миллиона рублей.

Сотрудник банка Санина А.В., увидев множественные синяки и кровоподтеки на теле Ш1, полагая, что последняя действует по принуждению, вызвала сотрудников полиции ОМВД России по району Новокосино г. Москвы. После чего, по вышеуказанному адресу, был задержан находившийся рядом, в припаркованной автомашине обвиняемый В.Р.Ю., написавший чистосердечное признание о своей роли в совершенном деянии сразу после задержания.

Некоторое время спустя, по ходу следственных мероприятий, в сентябре2012 г., была зафиксированная явка с повинной обвиняемого К.В.В,, а также обвиняемого Ш., также написавшего признание о своей роли в содеянном.

Согласно показаниям обвиняемых, Ш,, помогавший потерпевшей Ш1. продать квартиру, и знавший о наличии у нее на сберкнижке денежных средств в размере 1 млн. руб., предложил В.Р.Ю. и К.В.В. вступить в преступный сговор, с целью «отжать» вышеуказанную сумму. В связи с чем, Ш., В.Р.Ю. и К.В.В, договорились, что под видом сотрудников правоохранительных органов войдут в квартиру потерпевшей, подбросят ей пакет с содой, заявив, что это наркотики (героин), и потребуют 1 млн. руб. за непривлечение её к уголовной ответственности.

Обвиняемые приобрели камуфляжную форму и маски с прорезями для глаз, затем, облачившись в указанное обмундирование, 31 июля 2012 г., в 08.20, незаконно, действуя против воли собственника, ворвались в квартиру потерпевшей Ш1., где помимо нее, находились другие потерпевшие.

Согласно показаниям потерпевших, в ходе реализации преступного замысла, с угрозой предметом, похожим на пистолет, им (потерпевшим) были нанесены удары в область туловища,  и головы, с целью предупредить возможное сопротивление и сломать волю потерпевшей Ш1, которые были восприняты ими как опасное для жизни и здоровья насилие. В процессе указанных действий, обвиняемые Ш. и К.В.В., уложили потерпевших. на балконе лицом вниз.

После чего, В.Р.Ю., предварительно подкинув сверток с содой в сумочку Ш1 и позиционируя себя сотрудником ФСБ, заставил ее извлечь данный муляж, ввел потерпевшую в заблуждение, что сверток с порошком является «наркотическим средством – героин», потребовал передачи указанной выше суммы денежных средств за непривлечение ее к уголовной ответственности.

Потерпевшая, находясь в шоковом состоянии, восприняла данную угрозу как реально осуществимую, согласилась проехать вместе с В.Р.Ю. в банк для снятия денежных средств, рядом с которым, В.Р.Ю., и был впоследствии задержан. Остальные обвиняемые, не дождавшись известий от В.Р.Ю. об успешной реализации преступного плана, и заподозрив, что их преступные действия могут быть раскрыты, покинули квартиру Ш1

В связи с чем, обвиняемым Ш., К.В.В. и В.Р.Ю. было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусматриваемых ст. 162., ч. 3, ст. 163 ч. 2. пп. а, в, г УК РФ (разбой и вымогательство).

Возможно, Вас также заинтересует дело о вымогательстве в крупном размере
г. Москва, 2020 г.
Позиция защиты

Защита обвиняемых, в лице уголовного адвоката Валеева Б. Р. и др., изучив материалы дела, заняла позицию об отсутствии в деле состава преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ.

В частности, наш адвокат по разбою аргументировал, что действия обвиняемых, согласно как их показаниями, так и показаниями потерпевших, не содержали в себе требований немедленной передачи денег, квартира потерпевшей Ш1 ими, в целях поиска ценного имущества не обыскивалась, а следовательно, квалификация следствием деяний обвиняемых является неверной, в связи с чем обоснована переквалификация разбоя на вымогательство.

Далее, учитывая, что в процессе предварительного следствия был установлен факт знакомства обвиняемого Ш. с потерпевшей Ш1; также на основании противоречий в показаниях потерпевших, нашим адвокатом по 162 было приведено, что Ш1., разозлившись на то, что среди ворвавшихся в квартиру были знакомые ей люди, оговорила их в части объема примененного насилия и оружия, о чем и было ей заявлено в ходе предварительного следствия.

Адвокат по разбою особо подчеркнул, что «предмета, похожего на пистолет», согласно протоколам изъятия вещественных доказательств, так и не было найдено, а звуки, которые один из потерпевших охарактеризовал как «похожие на удары электрошокером», также не подтвердились наличием электрошокера среди вещественных доказательств.

В связи с чем, достоверность показаний потерпевших в части объема нанесенного насилия и выдвигаемых требований вызывает сомнения. В качестве дополнительных аргументов, нашим адвокатом по разбою был приведен тот факт, что согласно показаниям потерпевших, в ночь накануне произошедшего, они совместно распивали спиртные напитки.

Учитывая, что потерпевшими Р.М.Ю и Ш1 было заявлено, что они не помнят, сколько конкретно они выпили, адвокат по 162, учитывая, что происшествие состоялось в 08.20 мин. утра, выразил обоснованные сомнения в достоверности показаний этих потерпевших, очевидно, в тот момент находившихся в состоянии сильной алкогольной интоксикации.

В качестве документального подтверждения, адвокатом по разбойным нападениям было приведено заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего А.А.Н., согласно которым, нанесенные А.А.Н. физические повреждения расцениваются как «повреждения, не причинившие вред здоровью человека». Наш специалист особо отметил факт, что другие потерпевшие, заявлявшие о «множественных ударах», за медицинской помощью так и не обращались.

В заключительном слове, наш уголовный адвокат отметил и ряд смягчающих обстоятельств, в частности, явку с повинной, чистосердечное признание и раскаяние подсудимых, их просьбы о прощении у потерпевших.

Итоговое судебное решение

В итоге, суд, рассмотрев доводы обвинения и защиты, принял решение, что действия подсудимых, в отличие от заявленной следствием квалификации по статье «Разбой», должны быть квалифицированы по ст. 163 ч. 2  УК РФ («Вымогательство»); также по ст. 139 ч. 1 УК РФ («Нарушение неприкосновенности жилища»).

На основании чего, с учетом приведенных защитой смягчающих обстоятельств, суд приговорил подсудимого Ш. к 4 годам и 1 мес. лишения свободы, подсудимого К.В.В – к 3 годам лишения свободы, а подсудимого В.Р.Ю. – 3 годам и 1 мес. лишения свободы, с удержанием 10% из заработка в доход государства.

Таким образом, помощь наших адвокатов по 162 помогла провести корректное отграничение разбоя, обеспечить квалификацию деяний подсудимых по значительно более мягкому составу, чем был запрошен обвинением, и снизить наказание до минимально возможного срока.

Узнайте больше подробностей!

Посмотрите судебные материалы и документы по этому уголовному делу!
Посмотреть документы
г. Москва, Бескудниковский б-р, д.6, к.3